Искусство 2.0?

Автор — Наталья КУРЛАНОВА

В период культурного затишья заблудшая душа студента-журналиста находит свое пристанище в местном храме искусств, дабы вещать с передовой, заострив карандаш и зарядив аккумулятор фотоаппарата…

Признаться честно, на сей раз в КВЦ им. Тенишевых я направлялась без особой цели: так, побродить, подхалтурить. Незнакомец Рене Магритта в черном плаще неодобрительно поглядывал на меня своим рыбьим глазом сначала с фасада здания, потом с афиши в фойе и наконец с самой репродукции «Сына человеческого», когда я в третий раз прошла мимо него, потрясая билетиком на выставку «современного цифрового искусства». В мою голову уже начинали закрадываться смутные сомнения: может стоило отдать предпочтение классике? Но тут в центре зала я вдруг увидела ЕГО. Все завертелось, как в дешевой мелодраме, и я поняла, что пути к отступлению больше нет…


Гигантский завиток зубной пасты завис над побережьем в самом сердце экспозиции, как бы приглашая разгадать его тайну, а может и тайну всей выставки, а может – и всего цифрового искусства. К огромному сожалению, из-за отсутствия привычных табличек с названиями (посчитали неуместным?) истинный посыл работы так и остался загадкой, а ничего кроме выдавленной пасты я разглядеть не смогла. Ну разве что выструганное из дерева минималистичное облако, но это, согласитесь, совсем чепуха.

Как бы получше выразиться… Доводилось ли вам рассматривать стерео-картинки? Те самые пестрые узоры, скрывающие в себе объемные фигурки? Чтобы увидеть их, кто-то косит глаза, кто-то приближает и отдаляет рисунок, кто-то пытается смотреть сквозь, а у кого-то все выходит само собой. Но если заниматься этим долго, не заметишь, как начнет рябить в глазах, а голова станет предательски побаливать. Вот что-то похожее испытываешь и здесь. Работы Константина Худякова, основоположника цифрового искусства в России, выполнены, как говорится на персональном сайте художника, в стиле глубокого дигитализма.


Все, что мне удалось найти по запросу дигитализм – это упоминание немецкой электро-хаус группы и определение в толковом словаре: «digitalism – это отравление препаратами наперстянки». И вот, то ли я человек не очень просвещенный, то ли Константин создал целое направление в цифровом искусстве, а я и не заметила. А ведь на просторах сети его картины называют гениальными, а их создателя – признанным мастером «по обе стороны океана», вследствие чего возникает резонный вопрос: кто я такая, чтобы судить такого человека? Но автору все же стоит отдать должное. Если одни работы напоминают мне контент онлайн-банков с обоями из недалекого прошлого, где в разделах вроде «3D» или «абстракция» с экрана на тебя смотрели дешевенькие модельки человекоподобных манекенов, то отдельные картины кажутся крайне любопытными.


На одной из таких изображена стая белоголовых орланов, нависшая над неприметным московским двориком в форме некого подобия куба. А перед всем этим действом на заснеженной крыше (или подоконнике?) в хрустальном графине лежат два винтовочных патрона. Что это – подтекст? Пророчество? Сатира? Что бы это ни значило, картина однозначно остается интересной, заставляющей всматриваться и даже немножко вдумываться. В конце концов, это же сюр.


Совсем другие эмоции вызывают работы «хулигана по духу» и некогда художника-миниатюриста Александра Захарова. В одном из своих интервью он честно признался, что в его картинах нет никакой глубокой философии, ничего подавляющего и пафосного: «Меня интересуют только всякие смешные или глупые вещи». И его розовые мишки, катающиеся на скейтборде или воюющие с зелеными змеями-червяками, действительно заставляют просто улыбнуться, вспоминая дорогие сердцу «рельефные» календарики и олдскульные коллекционные кэпсы из-под крышек газировки, на которых когда-то «оживали» герои своего времени. Только все это «чудо техники» взяли и увеличили в несколько сотен раз, позволяя любопытствующим подсмотреть за непростой жизнью маленьких розовых медвежат, посилившихся в цветочной стране.


Ну и как бы отдавая дань первой картине, морской дух вновь являет себя в работах скульптора Валентина Коржова, завершающих экспозицию. Вы любите Босха (он наверняка знаком вам по картине «Сад земных наслаждений»)? Учитывая направленность работ художника, вопрос может показаться странным. Но помнится, когда я была ребенком, могла часами просиживать над репродукцией его триптиха, детально изучая каждый сантиметр полотна. Довольно ужасающие для детской психики картинки крепко впечатались в память, а потому в «устричном человеке» и в общей стилистике работ Валентина легко угадываются знакомые сердцу образы. Как там писалось в школьных сочинениях? На переднем плане картины мы видим неспешную миграцию стаи улиткорук. Как бы пытаясь отгородиться от сумасшествия мира, в центре полотна закрылся в створках устрицы обнаженный и одинокий человек. А люди с рыбьими головами символизируют собой немоту к чужой беде…

Как заметил кто-то в книге отзывов: «мозг сломан». Мозг сломан, господа! И рассуждать о технологизации искусства можно бесконечно. Это уже, так сказать, плюс один вопрос в копилку вечных вопросов 21 века.

Комментарии (6)

RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

Прямой эфир